Russian | English

Слушать только живьем

Слушать только живьем 01.11.2012

Вера Борисовна, когда был создан оркестр?

– Оркестр был создан в 2004 году. Но сама идея появилась гораздо раньше. В 2001 – 2002 годах пытались создать оркестр-студию, резервный состав академического симфонического оркестра, музыканты которого в свое время должны прийти на смену ветеранам академического симфонического оркестра. Но к сожалению, по ряду причин (одна из которых - отсутствие финансирования) эта идея так и не была воплощена в жизнь. В 2004 году мы с Юрием Семеновичем Андросовым, переработав идею оркестра-студии, создали молодежный симфонический оркестр.

А зачем вообще нужен молодежный оркестр?

– В первую очередь – для поддержки молодых музыкантов, которых готовят наши профессиональные учебные заведения: Воронежская государственная академия искусств, колледж имени Ростроповичей, Воронежский музыкальный колледж. Участники оркестра имеют возможность овладевать навыками профессионального оркестрового исполнительства выступая в многочисленных концертных залах, и конечно в зале филармонии, с выдающимися солистами, дирижерами, представителями различных исполнительских школ. Концерты оркестра, которые проходят при полном аншлаге, позволяют ощущать музыкантам востребованность своей профессии, а это поверьте, очень важно для молодых людей, которым еще необходима поддержка и подтверждение правильности выбранного ими профессионального пути. Мы очень надеемся, что оркестр, постоянно развиваясь, осуществляя все новые и новые проекты, предоставляя дополнительные рабочие места, позволит сократить процесс «оттока» талантливых музыкантов – выпускников наших вузов в другие города Росси и будет готовить достойную смену ветеранам академического симфонического оркестра. Воронеж – город студенческий. Студенты – наша публика, ее надо привлекать на концерты. Уже несколько лет существует абонемент «Музыкальный калейдоскоп» для студентов средне – специальных и высших учебных заведений Воронежа, который пользуется огромной популярностью. Мы стараемся сохранить интерес к классической музыке среди молодежи и работаем под девизом «Молодые для молодых».

Какие трудности были в начале пути?

В первую очередь организационные и финансовые. Мы прекрасно понимали, что при существовании в филармонии академического симфонического оркестра, создавать второй и просить финансирование – необоснованно. Поэтому нам ничего не оставалось, как создать АНО и доказать делами, а не словами, что идея замечательная, и не каждый город имеет все предпосылки для создания подобного коллектива. (Я имею в виду наличие мощной профессиональной образовательной базы – Воронежская государственная академия искусств, два музыкальных колледжа, музыкальный факультет педагогического университета). В тот момент нам очень помогла Общественная палата Воронежской области: поддержав идею, включив коллектив, как самостоятельное юридическое лицо в комитет по культуре и филармония: по сей день мы пользуемся ее инфраструктурой – библиотекой, инструментами, сценой. Мы с филармонией – единое целое, своими концертами достойно пополняем филармоническую афишу, привлекая нового, молодого зрителя в концертный зал. При такой поддержке мы давали первые концерты. Финансово оркестр до 2012 года существовал только за счет средств полученных от продажи билетов и абонемента «Музыкальный калейдоскоп». Сейчас у нас два абонемента – «Музыкальный калейдоскоп» (сюда мы привлекаем и другие коллективы) и «Классика и не только…» (здесь играет только молодежный). С января 2012 года осуществляется финансовая поддержка оркестра из областного бюджета, которая позволяет коллективу регулярно выступать и реализовывать свои проекты.

– И как публика приняла вас?

Замечательно! У нас переаншлаги. Мы волновались, когда запускали свой первый абонемент для студентов города. Прошло семь лет, а интерес к нему не ослабевает. У нас сложились тесные творческие с вязи с руководством учебных заведений города. Второй абонемент пользуется не меньшей популярностью, он полностью распродан и зрители уже сейчас интересуются, когда мы начнем продажу на следующий концертный сезон.

– Из чего складывается цена абонемента?

В нашем случае из реальных затрат, налогов, которые обязана оплачивать организация. (Воронежский молодежный симфонический оркестр – самостоятельное юридическое лицо). Из средств полученных от продажи абонемента мы оплачиваем гонорар солистов, хоровых коллективов, дирижеров приглашенных для участия в концертах (а это поверьте очень значительные суммы). Из этих же средств мы оплачиваем ж/д и авиа билеты, проживание в гостиницах, транспорт по городу, рекламу, цветы, памятные подарки и многое другое. Как видите – трат хватает.

– Как вам удается зарабатывать помимо продажи абонементов?

– Никак. Все приобретенные средства идут на развитие оркестра, на создание программ. Немного нам удается отложить на транспорт для гастролей во Францию. Но нас в плане поездки и оплаты транспорта поддерживает французская сторона. А еще очень хочется сшить костюмы, хотя бы для наших девушек и приобрести приличные пульты. Единственное, что нам удается сейчас – мы создаем сайт. И при всем при том, нас знают и в России, и в Европе. Многие солисты хотят с нами играть.

– Удается ли заработать на гастролях во Франции?

– Нет. Мы и не ставим такой цели. Поездки проходят в рамках культурного обмена, мы сотрудничаем с консерваториями городов Франции, хоровыми ассоциациями, даем целую серию благотворительных детских концертов. Безусловно, у музыкантов есть небольшие суточные, которые обеспечивает французская сторона. Кроме того, у нас достойные условия приема – питание, проживание, транспорт, прекрасные концертные площадки, замечательные программы, дирижеры и солисты. У нас очень хорошее освещение в прессе, прекрасная реклама. И еще один очень важный момент - наши музыканты во время гастролей получают богатую концертную практику. За месяц гастролей они играют до 10 новых программ, с разными дирижерами и солистами, а это согласитесь, дорогого стоит.


– А как обстоят дела с посещаемостью?

– Залы полные, причем залы-«тысячники». Вы не поверите, но мне проще сделать гастроли за рубежом, чем в России. Сейчас в дополнение к Франции мы ведем переговоры с Польшей и Германией.

– Почему в России сложнее?

– Раньше, правда очень давно,еще в советские времена, выделялись средства на местные гастроли, сейчас – нет. Хотя мы даем немного концертов по Черноземью – Лиски, Новохоперск Курск, Липецк и Белгородская область.

– Есть в оркестре проблемы с кадрами?

Да, и это проблемы не только молодежного оркестра. Не хватает валторнистов, тромбонистов. Практически нет студентов, которые обучаются на этих инструментах. Поэтому мы вынуждены приглашать музыкантов из других коллективов. Но у нас есть костяк музыкантов, которые на протяжении практически всех лет с молодежным оркестром. Они к нам пришли еще будучи первокурсниками академии искусств. Конечно, есть и те, кто уходят. Вот в Белгород зовут музыкантов в симфонический оркестр на зарплату в 30 тысяч. В прошлом году туда уехали два музыканта, еще несколько собираются. К сожалению, у нас в Воронеже таких зарплат нет. Но не все же определяется в жизни деньгами. Есть еще такие понятия, как любимая работа, призвание. Наши музыканты получают очень немного, но я знаю, многие из них ни за какие «тысячи» не бросят молодежный оркестр.

– А есть ли молодежные оркестры в других городах?

– Очень мало. Не как студенческий оркестр, а как профессиональный концертный коллектив только в Екатеринбурге – Уральский молодежный симфонический оркестр. И там эта идея сразу получила поддержку областной администрации, оркестр ввели в штат филармонии. Мы об этом тоже мечтаем.

Ваш молодежный оркестр достаточно известен и за пределами Воронежа. Почему государство стало помогать вам только сейчас?

– Во-первых, чтобы получить поддержку мы должны были доказать, что мы ее достойны. На сегодняшний день Воронежский молодежный симфонический оркестр – автор многочисленных проектов, член Союза концертных организаций России, Региональное отделение международного благотворительного фонда «Новые имена», постоянный участник международных и всероссийских фестивалей, таких как: Московский Пасхальный фестиваль под руководством Валерий Гергиева, Международный Платоновский фестиваль, Международный фестиваль современной музыки «Созвучие», Всероссийский виолончельный фестиваль, автор двух абонементных програм. С оркестром сотрудничают выдающиеся солисты и дирижеры: Д. Мацуев, Г. Муржа, Е. Мечетина, А. Шилклопер, Ф. Липс, А. Скульский, В. Чернушенко, Мичиеши Иноуэ, Жак Маро и многие другие, мы осуществляем ежегодные гастроли во Францию. И это далеко не полный список всех наших дел. Так что я думаю – мы делами доказываем право коллектива на существование. У нас очень много интересных замыслов, планов и я очень надеюсь, что нам удастся их осуществить.

Юрий Андросов: «Выбираем разнообразие»

– Юрий Семенович, расскажите о составе молодежного оркестра.

– На 80 – 85% в нем студенты нашей академии искусств и музыкальных колледжей. Остальные – их профессора, учителя или молодые профессиональные музыканты. В Воронеже исторически сложилась очень сильная музыкальная школа, что позволяет создать приличный творческий коллектив, который способен выполнять самые сложные творческие задачи.

– А как вы отбираете музыкантов для оркестра?

– К нам могут прийти все желающие. Но не все могут работать на должном уровне: нужно заниматься, соблюдать дисциплину, постоянно учить репертуар. В конце концов, нужно хорошо играть.

– К слову, об игре. Нередко мне доводилось читать в Сети о том, что молодежный играет фальшиво…

– Я записываю все наши концерты. Интернет превратился в помойную яму. Молодежный оркестр играет ничуть не хуже других оркестров, даже наоборот. Не случайно же нас приглашает Валерий Гергиев, с нами играет Денис Мацуев. Денис никогда не будет с плохим оркестром играть. У него 160 концертов в год, 100 из них – за границей. Спросите у них – они люди такого уровня, что врать им нет смысла, они либо скажут правду, либо промолчат. Я контролирую все концерты. Один проходит лучше, другой – хуже, но откровенной фальши не было.

– Вера Борисовна говорила, что на концертах молодежного даже не аншлаги, а переаншлаги…

– Мы стараемся играть не много концертов, но делаем так, чтобы они были интересны и зрителям, и дирижерам, и солистам. Из нашей сложной ситуации мы «выжимаем» максимум. И сложность не только в финансах, но и в музыкантах. У нас в стране почти нет валторнистов и гобоистов. Очень мало студентов обучаются игре на этих инструментах. Но мы находим таких музыкантов, приглашаем солировать.

– А по какому принципу составляете программу?

– Мы выбираем разнообразие. Играем популярную классику. У нас самый первый концерт был такой. Я волновался, был полный зал студентов немузыкальных вузов. Может они после первого произведения встанут и уйдут? Мы очень приятно были удивлены, когда в конце в финале концерта зал стоя аплодировал. Симфонический оркестр по телевидению или радио услышать практически невозможно. У нас нет альтернативы – «крутят» в основном попсу. У человека нет выбора, а он должен быть. А симфонический оркестр нужно слушать только живьем. Но классикой мы не ограничиваемся. Играем современную серьезную музыку, сложные произведения – что говорит о профессионализме оркестра. Не забываем и про джазовые произведения.

– Многие западные оркестры играют также музыку из фильмов.

– У нас был концерт «Музыка Бродвея и Голливуда». В чем бы мы Голливуд не упрекали, но по части музыки их вкус в основном не подводит. Там работают серьезные дирижеры и композиторы. И даже если они берут какой-то популярный жанр, то все равно делают очень профессионально и талантливо. Мы играли музыку из фильмов в Каннах, где давали концерт для организаторов Каннского кинофестиваля. Тот концерт очень удался.

– А рассматриваете ли возможность сделать совместный концерт с какой-либо рок-группой?

– Пока нам такое предложение не поступало. Но вообще инициатива мне нравится. Все зависит от качества музыки. Я не различаю музыку на правильную и неправильную, на нужную и ненужную. Главное, чтобы она была сделана профессионально и талантливо.

– Есть ли разница между управлением опытными и молодыми музыкантами?

– Чем профессиональнее коллектив, тем легче дирижеру: не надо обращать внимания на какие-то мелочи, можно сразу работать над музыкальным образом. Работая с молодыми музыкантами, нужно делать каждую ноту, каждую фразу, каждый штрих от начала до конца. Прежде чем прийти к конечной цели – музыкальному образу – приходится делать всю черновую работу.

– И сколько приходится репетировать с молодежным оркестром?

– Зависит от сложности произведения. В среднем, пять-семь репетиций. Каждая длится три-четыре часа.

– Как бы вы оценили музыкальные залы Воронежа?

– У нас по большому счету нет залов с хорошей акустикой. Лучший вариант – филармония. Но и там не та акустика, которую нам хотелось бы иметь. А симфонический оркестр без хорошей акустики не звучит. Во Франции выручают кафедральные соборы, там принято играть музыку.

– Что вам дает управление молодежным оркестром? 

– У молодых много энергии, они должны ее куда-то тратить. Я стараюсь направлять их энергию в нужное русло. Стараюсь и сам быть в форме, работа с молодыми меня подстегивает.


Беседовал Александр ПРЫТКОВ - корреспондент газеты "Воронежскiй телеграфъ".


Возврат к списку